ПО ЗАКОНУ СОХРАНЕНИЯ ДУМ

Тұлға
45 Views

Многие со мной, наверное, согласятся: писать о человекево второй раз, занятие не из легких. И причин тому не мало. Прежде всегожелание не повторится. Сделать эту трудно. Практически почти невозможно. Ипотом не все из прежде написанных твоих мыслей и идей, сегодня тебе кажутся, нето чтобы устаревшими, но уже не столь интересными и актуальными. Смогли ли ониостаться востребованными и пройти испытание временем. Сегодня настолько тревожного и не стабильного, то чего не пришлось пережить и испытать даженашему поколению полной драматизма и тяжелых испытаний в предыдущей жизни.

Мой очерк о Бекете Тургараеве напечатанный более пяти летназад, уже в оканчательном, отредактированном, но не согласованном со мнойварианте газетой ”Central Asia Monitor”, вышел под заголовком Возрождениепамяти. Миссия Бекета. Тогда мне это название, по началу показалось несколькопафосным и помпезным. По сравнению, с моим первоначальным, авторским — Его имяБекет. Но сегодня вновь перечитав материал, пожалуй соглашусь. Газетнаяредакция названия, при всех моих вкусовых претензиях, более точно передает содержание и смысл изложенных тогда мной размышлений…

0.9.143

Как об этом необычном человеке и неординарной личности рассказать доходчиво и убедительно среднестатистическому обывателю далекому отразмышлениях о высоких материях, славной истории и героических подвигах нашихлегендарных предков. Он, чей жизненный и профессиональный путь, своейнепохожестью никак не вписывается в общепринятые рамки и представления нашего достаточно меркантильного общества. Когда большинство из нас занято преждевсего проблемами о хлебе насущном и элементарным выживанием. Бекет Тургараевюрист — судья, представитель профессии жестко и строго регламентированной незыблемыми правилами и законами служения Фемиде. Как он смог, так многодобившийся на профессиональном поприще, при этом занимавший высокие должностипредседателя областного суда в нескольких регионах Казахстана, найти время,энергию и силы и свое страстное увлечение отечественной историей превратить вглавное дело всей своей жизни.

А сделано им действительно немало, и большинство этих,дел напрямую не связано с его профессиональной юридической деятельностью. И всеэто громадье разнообразных свершений, пронизано одной главной мыслью — защита,сохранение и возрождение национального самосознания, обычаев и традиций, исторической памяти казахского народа. Того духовного стержня, без которогонарод немыслим. То без чего народ превращается в население, в толпу… У каждогонарода есть свои духовные святыни, нравственные ориентиры. свидетельства идостижения величия их героического духа, выдающегося вклада в мировую культуру,науку и цивилизацию. И в этом ряду мировой истории народов, ее наиболеетрагических страницах, на мой взгляд, есть примеры особого духовного величия иинтеллектуального подвига, когда только сила духа и истинная вера спасли народот нравственной деградации и ассимиляции, от полного фактического исчезновенияс лица земли. Достаточно вспомнить лишь некоторые моменты, пожалуй, самыезначимые из них.

У еврейского народа это возрождение иврита, языкапрактически полностью забытого мировым еврейством, ставшего книжным, церковным,оставшимся только грустным уделом равинов для чтения псалмов. Сегодня на ивритеговорят все граждане государства Израиль, страны вновь воссозданной наполитической карте мира через многие десятки веков. В не менее древней итрагической истории армянского народа, более знакомой нам по совместному общежитию в составе Советского союза, такого рода духовными вершинами,моральными и нравственными ориентирами всегда были Эчмиадзин, мировой центрармянской церкви и Матенадаран, одна из самых древнейших и богатейших библиотекна армянском алфавите, не только истории армянского народа, но и большинства многочисленных народов в Евразийского континента с древних времен…

Если же снова вернутся к отечественной истории отделенной от нас четырех или трехсотлетней давностью или событиями 20 века. Сегодня опираясь на многочисленные исторические факты и письменные средневековые летописи разных стран и прежде всего на богатейший казахский героический эпос. Можно смело утверждать: история казахского народа – это прежде всего жестокая и кровопролитная борьба за свою свободу и независимость. История славных побед и трагических поражений. И пожалуй наша отечественная история по степени и масштабам трагизма, неиссякаемой силы и стремлением к выживанию, из ныне здравствующих сумевших создать собственное суверенное государство народов, казахи являются редким, уникальным и малоизученным примером современной истории народов мира. На мой взгляд одной из главных причин кода успешного выживания — непоколебимое стремление к свободе и независимости, основа духовного стержня вольнолюбивых кочевников номадов. А он опять таки немыслим без горестной песни “Елім-ай” — где выстраданны каждая фраза, каждое слово. Когда высокая поэзия становится не только всенародным плачем, но и призывом к сопротивлению ненавистному врагу. Рождая в душе каждого казаха, желание и надежду мирной, справедливой и счастливой жизни. И потому бесспорным подтверждением тому “Елім-ай” — общепризнанный народный гимн на времена вечные, даже у урбанизированного молодого поколения казахов. Абсолютным продолжением этого духовного стержня является одноименный героический эпос — Кожабергена Толыбайулы (1663-1763), прожившего яркую, наполненную испытаниями и героизмом вековую жизнь, выдающегося военачальника, государственного и политического деятеля, яркой, высокообразованной, художественно одаренной и талантливой личности.

“ЕЛІМ-АЙ” — “ИЛИАДА” НОМАДОВ

О важности и непреходящем значении эпоса “Елім-ай” для национального самосознания и развития казахской общественной мысли всесторонне и убедительно написано в серии блестящих научно-публицистических статей в канун выхода одноименного эпоса в издательстве “Зерде” 2015 года: “Даулпаз баба Қожаберген” Манаша Қозыбаева, “Қожаберген — ұлт ерлігінің символы” Салыка Зиманова, “Қожаберген танымының саяси әлемі” Мекемтаса Мырзахметова. Алихан Бокейханов в своих “Исторических хрониках” величает Кожабергена — жырау казахским Карамзиным, а академик Манаш Козыбаев закономерно сравнивает “Елім-ай” с “Илиадой”, называя дастан эпической трагедией казахского народа на все времена.

Бекет Тургараев не скрывает, что, будучи председателем областного суда Северо-Казахстанской области, использовал авторитет и административный ресурс своей высокой должности во имя благородных целей возрождения славного имени Кожабергена — жырау Толыбайулы, и что греха таить, для самих казахов, родившихся и выросших на земле Кызылжара, имя Кожабергена-жырау тогда мало что значило.

Чтобы изменить многовековое искаженное колониальное сознание, замешанное на более семидесятилетием пролетарском классовом подходе, требовались время, большая разъяснительная просветительская работа. Реальная ситуация такого шанса для раскачки не давала. Нужны были нестандартные решения и подходы. Как Тургараеву удалось проделать эту поистение титаническую работу? Изучить, систематизировать и издать научное и литературное наследие Кожаберген-жырау, организовать и подключить к этому лучшие интеллектуальные силы страны, выдающихся ученых, писателей и государственных деятелей, разыскать место захоронения и построить мавзолей нашему великому предку, провести научно-практическую конференцию, результатом которой стало принятие декларации по деколонизации в Казахстане.

Тургараев проделал поистине гигантскую по объему работу, сравнимую с тем, что по силам отдельным научно-исследовательским институтам, целым министерствам и ведомствам. Как ему все это удалось реализовать? Однозначного ответа тут нет. Но один из наиболее убедительных ответов дан в названии книги Тургараева “Руханиятқа жанашыр азамат”, выпущенный к его 60-летию.

Реальный авторитет, административный ресурс высокой должности председателя областного суда, искреннее, бескорыстное подвижничество, позволивший возродить из небытия свободолюбивый дух наших героических предков, восстановить попранную апологетами колониальной политики историческую правду. И все это на примере масштабной и многогранной личности Кожабергена-жырау и его чудом сохранившейся монументальной историко-героической поэмы “Елім-ай”.

И когда я думаю о бескорыстном подвижничестве позволившем нам возродить из небытия свободолюбивый дух наших героических предков, мне на память сразу приходит казахское слово Ағартушы — Просветитель. В казахском звучании имеющее более глубокий нравственно-понятийный смысл. Это явление берущее свои моральные, философские и гражданские истоки от великих отечественных ученых и святых проповедников раннего средневековья Коркыта, аль-Фараби, Ходжа Ахмета Ясави, Бекет-ата и многих других выдающихся мыслителей и личностей. Перенявшие у них эстафету великой философской мысли, — это могучий институт казахских биев и жырау, акынов и батыров — кладези многовекового опыта и мудрости конно-кочевой цивилизации великой степи. И какое удивительное благо, что развитие живой, пытливой и свободной казахской мысли было продолжено на протяжении 19-20 веков, несмотря на почти два с лишним века господства российской колониальной системы и более семидесятилетнего давления тоталитарного государства бывшего СССР. Назовем славные имены лишь некоторых из них Махамбет и Курмангазы, Чокан и Жангирхан, Абай и Шакарим, Ибрай Алтынсарин и Машхур Жусуп Копеев, могучая когорта интеллектуалов алашординцев.

Отечественная история, литература и наука и ее наиболее яркие и талантливые представители интеллектуальной мысли были подвергнуты жесточайшим репрессиям или расстреляны, большинство же из тех, кто уцелел заняли конформистскую или выжидательную позицию. И лишь некоторые из них, единицы, зачастую используя эзопов язык и иносказательность, создавали по настоящему талантливые труды и произведения пробуждавшие национальное самосознание, будоражившие смелую научную, художественную и историческую мысль и сознание молодых поколений получавших высшее образование в вузах страны на рубеже 60-70ых годов прошлого века. Чтобы не обидеть многих, назову фамилии, только тех, официальной властью не запрещенных писателей и интеллектуалов, кто на мой взгляд, оказал наибольшее влияние на умонастроение молодежи тех лет: М. Ауэзов и И. Есенберлин, А. Алимжанов и О. Сулейменов, А. Кекильбаев и О. Бокеев, публицист этнограф А. Сейдимбеков и философ А. Касымжанов. Ярким подтверждением благотворного влияния этой мощной художественной и просветительской волны, стало появление бунтарского по духу общественно демократического движения “Жас тулпар” и бурное развитие современной науки, культуры и общественной мысли Казахстана. Особенно чуткой к благородному и справедливому влиянию национальных, прогрессивных идей была казахоязычная сельская студенческая молодежь. Она жаждала национального и культурного возрождения, не на словах а на деле. Их благородные и смелые души и сердца отвергали кондовые идеологические догматы и штампы, типа: “Искусство должно быть национальным по форме и социалистическим по содержанию.” Не хотели покорно мирится и молча наблюдать как выхолащиваются и уничтожаются народные корни и национальное содержание, редактируются и запрещаются в угоду идеологическим и классовым формулировкам, типа “чуждые герои”, “вредные сюжеты”, “феодально-байские пережитки”…

Среди тех, кто жадно впитывал знания об отечественной истории, был студент юридического факультета КазГУ Бекет Тургараев. Он восторженно внимал каждому слову своих именитых учителей профессоров Султана Сартаева и Салыка Зиманова. Их яркие и увлекательные лекции об отцах основателях степного права “Жеты Жаргы” легендарных казахских биях и батырах будоражили сознание пылкого юноши, рисовали яркие картины справедливого, через века, возвращения этих славных героев в лоно отечественной истории. Именно так и случится. Но перед этим будет проделана большая по объему многолетняя кропотливая работа по их возвращению. Это сотрудничество и совместная работа сблизит Бекета с его знаменитым учителям Салыком Зимановым не только профессионально, но и духовно, сделает их соратниками. Именно тогда был заложен фундамент его будущих духовных и гражданских устремлений, когда просветительская миссия и его профессиональная юридическая деятельность стали неразделимы, взаимно дополняя друг друга. Он возглавит общественный фонд “Жеты Жаргы”.

Но пока реалии суровой советской действительности оставались незыблемыми. Объявленный на долгие десятилетия строжайший запрет на большинство лучших произведений казахского героического эпоса, как идеологически вредного и чуждого оставался в силе.

А акыны и жырау, самые знаменитые из них — живые носители бесценной исторической и поэтической памяти, героического народного духа — Жамбыл Жабаев, Кенен Азербаев, Нурпеис Байганин вынуждены были воспевать вождей, кровавых диктаторов. Впрочем для нас наиболее ценны именно те яркие и художественно значимые страницы их творчества, где они честно и талантливо воспевают героическое прошлое казахского народа.

Однако лед тронулся. Рост национального самосознания у значительной мыслящей половины казахстанского общества принял необратимый характер. И основной костяк этого движения составило послевоенное поколение, закончившие вузы.

Уже тогда в середине 80-ых годов прошлого века, доверительно рассказывал мне Бекет Тургараев, у него зародилась идея создания такого историческо-этнографического парка: “Я мысленно и зримо представлял себе этот мемориал — смыслово, идейно и художественно — почти полностью, в его сегодняшнем виде”. Но держал это в себе и никому не рассказывал о своей идее-мечте. Тогда она мне казалась слишком смелой и дерзновенной. Я хорошо понимал, ее практическая реализация, требует многолетней и всесторонней подготовки и должна быть тщательно продумана. А когда мне удалось практически реализовать идею создания памятника — мемориала Кожаберген-жырау в Петропавловске, я точно знал уже, что в этом комплексе обязательно должен быть воздвигнут мемориал “Батыр бабалар” и памятник народным героям Салкам Жангир хану и Жалантосу Бахадуру.

И не только потому что этих двух выдающихся личностей Жалантос Бахадура и Кожаберген-жырау связывают тесные кровные, родственные связи, а прежде всего потому что, их роднит духовная близость, беззаветная преданность служения родному народу, несмотря на значительную географическую отдаленность, даже по современным представлениям. Кожаберген-жырау покоится на земле Кызылжара, а Жалантос Бахадур — славный правитель Самарканда похоронен в его окрестностях… Уже тогда, я понимал продолжает Бекет Тургараев, что главная аллея историко-этнографического парка “Мәңгілік ел” должна смыслово и идейно связывать все памятники и мавзолеи выдающихся деятелей нашей Родины расположенных на территории мемориального комплекса. И это должно быть творчество Абая, его слова назидания. Очень важно было знать с чего зародилась идея создания мемориала и самое главное чтобы это грандиозное начинание поддержали мои земляки, жители родного аула Шарапхана.

Все грани рода Рамадан

Как же важны для всех нас такие благородные проявления бескорыстного подвижничества! Акция по созданию мемориального комплекса памяти Тогейболата-баба и его потомков, а также тех, кто воевал и погиб в самой большой и жестокой войне ⅩⅩ века, жителей небольшого аула Шарапхана. Каждого участника ВОВ, а это 410 воинов, поименно увековеченных в граните. И здесь снова неоценима роль пассионарных личностей, просветителей и подвижников, таких, как Бекет Тургараев.

Мы не должны забывать о том, что казахи, будучи самым многочисленным тюркским народом бывшей Российской империи и Советского Союза, дважды оказывались на грани почти полного физического уничтожения — во время джунгарского нашествия ⅩⅦ-ⅩⅧ веков и голодомора 1929-32 годов ⅩⅩ века.

Тем более это могло случиться с малочисленным казахским родом Рамадан, немалая часть которого испокон веков традиционно проживала в северной части Ташкентской области Узбекистана. Но не случилось, несмотря на то, что после развала Союза и обретения независимости остро и определенно встал вопрос национальной идентификации и межнациональных отношений. Именно тогда у Бекета Тургараева зародилась идея создания мемориального комплекса памяти для всех соплеменников рода Рамадан — ветви Тогейболата. Чтобы, где бы они не проживали, они знали и помнили, что у них есть родовой и духовный центр, где их всегда ждут, помнят и окажут помощь и поддержку.

Благородный, патриотический почин Бекета Тургараева нашел душевный отклик и поддержку в сердцах и умах земляков. Мемориальный комплекс и памятник Тогейболату-баба строили всем миром, методом “асар”. К добрым делам не остались безучастными и потомки Тогейболата, живущие в Узбекистане, — начался процесс вовзращения соотечественников на историческую родину.

Человек, посвятивший свою жизнь духовному подвижничеству просвещению родного народа, напоминает мне путника, взбирающегося на высокую-высокую вершину по неизведанному маршруту. И тем, кто выбрал для себя этот тернистый, но благородный путь, не принято роптать на трудности и невзгоды. Он просто, набравшись терпения и мужества, методично и последовательно движется к намеченным целям, совершая добрые дела и решая конкретные вопросы и проблемы.

С чего начинается Родина?

В этом длинном списке добрых и благородных дел для него особое место занимает, казалось бы, обычный, рядовой проект — строительство в родном ауле Талдыбулак неполной средней школы.

Школу тоже начинали и строили всем аулом, здесь снова помог народный асар, а потом продуманно и тщательно оснащали ее всем необходимым оборудованием. Проблемы народного образования, стремления к тому, чтобы вернуть сельскому учителю былой авторитет, насущные вопросы школы в родном ауле он знает не понаслышке и говорит о них со знанием дела и с болью в душе. Он полон планов сделает аульную школу храмом духовности и знаний. И делает все от него зависящее, чтобы их сельская школа стала центром высокого и благородного просвящения. Школьной библеотеке и встречам с яркими и выдающимися личностями могут позавидовать даже столичные школьники.

Мы должны начинать с человека, считает Бекет-ага. И только вернув народ в лоно истинных духовных и культурных ценностей, возродив национальное самосознание, воспитав лишенную рабского, постколониального сознания свободную личность, мы сможем создать страну, где не будет всего того, что нам так мешает жить, уважая себя и других.

Особняком стоит простая и трогательная история поиска могил и увековечивания памяти родителей великого казахского поэта Магжана Жумабаева. Казалось бы, имя и творчество несправедливо репрессированного поэта реабилитированы, его именем назван даже целый район, его носят улицы и ряд учреждении культуры. Читателю возвращены его талантливые стихи. Правда, к огромному сожалению, до сих пор так и не найдено место захоронения поэта на Колыме, а значит мятежный дух знаменитого поэта не нашел своего успокоения. На родине Магжан в суете торжественных мероприятий и многочисленных конференций, посвященных его творчеству, как-то забыли о родителях поэта. Память о них была предана полному забвению из-за тотального чувства страха и рабской привычки, продолжавшей жить в душах, даже близких родственников. Неизвестно, когда бы вспомнили их имена, если бы инициативу в свои руки не взял Бекет Тургараев. Как удалось ему разыскать места их захоронения, это отдельная непростая история. Главное, что родители поэта Бекен Жумабаев и Гульсим Аширбекова были, наконец-то увековечены в камне, на мраморных плитах высечены их имена.

И последнее. Наверное, не обязательно подробно описывать все скульптурные и архитектурные памятники и мемориальные сооружения расположенные в историко-этнографическом парке “Мәңгілік ел”. И говорить о том, что созданы они на высоком профессиональном и художественном уровне. А это действительно так. Тургараев не сотрудничает со средней руки ремесленниками. Более существенны идейно-художественная и содержательно смысловая концепция всего комплекса и каждого сооружения в отдельности, их органическое сочетание и художественная завершенность. Не менее важно месторасположение мемориала, находящегося вдоль современной автотрассы Ташкент-Шымкент, рядом со священной горой Казы-курт где по преданию находится знаменитый Ноев ковчег.

В Казахстане в последние годы много говорят и немало делают для поддержки и развития национальной культуры и духовности. Всесторонне и хорошо продуманные, а также, материально и финансово подкрепленные широко известные национальные программы “Рухани Жангыру” и “Мәдени мұра”, реальные тому подтверждение. Однако любая, самая идеальная программа инициированная “сверху” будет носить половинчатый и малоэффективный характер, пока они не будут востребованы народом, не найдут инициативы “снизу”. Как образно и точно говорил небезызвестный классик марксизма и вождь мирового пролетариата В.И. Ленин, жизнь и идейное наследие которого сегодня подвергнуто тотальной критике и остракизму: идеи только тогда становятся мощной движущей силой когда овладевают массами. И конечно же строительство и создание историко-этнографического комплекса “Мәнгілік ел” ярчайший пример очень продуманного внедрения и реализации культуры и духовности в сознании народа. Создание и установка многочисленных памятников и мемориалов, вдоль трасс на месте легендарных исторических событий нашим славным предкам, инициатива нужная и полезная, но исходящая обычно от благодарных потомков-представителей того или иного казахского рода и племени. Мемориал “Мәнгілік ел” можно назвать музеем под открытым небом важнейшим и наиболее значительным вехам, событиям и его выдающимся сынам всей многовековой казахской истории. Нельзя не сказать о том, что большая и кропотливая, столь востребованная временем и обществом работа по созданию и финансированию этого проекта осуществлена и спонсирована на личные средства под руководством Бекета Тургараева.

И несомненно, этот благородный акт высокой духовности и меценатства требует всеобщей поддержки и пропаганды.

В этом мемориале я бывал много раз, мимо него невозможно проехать не остановившись, он привлекает взгляд издалека. Здесь все смыслово и художественно тщательно продумано и выполнено на высоком профессиональном уровне. Достаточно назвать имена творческого коллектива выдвинутого на соискание Государственной премии страны. Ескен Сергебаев один из самых ярких и талантливых скульпторов Казахстана, лауреат Госпремии Казахской ССР, Александр Бурганов — народный художник России, лауреат Госпремии СССР, действительный член Российской академии художеств, Саматбек Бокебай — архитектор, академик.

А о руководителе проекта Бекете Тургараеве мы читателю уже смогли достаточно обстоятельно рассказать. И самое главное. В этом материале мы достаточно обстоятельно поведали о жизни и деятельности выдающемся государственном деятеле и яркой и талантливой личности Кожаберген-жырау. Из множества его мудрых мыслей и слов, я бы выбрал эту фразу:

Кеудеңде шыбын жаның болса егер,

Жоғалтпа жер бетінен қазақ атын…

Потому что она глубоко по мысли передает главную суть личности Бекета Тургараева, его отношение к родному казахскому народу. И еще, если бы меня без обиняков спросили, достоин ли этот творческий коллектив Государственной премии Казахстана, я бы утвердительно сказал. Да. В высшей степени.

Сергей АЗИМОВ,

кинорежиссер, заслуженный деятель РК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *